Меню Закрыть

«ЦИП сейчас называют – центр искушенных пыток»

Анатолий Лебедько рассказал о том, что творится с заключенными на Окрестина и про «обыск с пристрастием» на выходе. Что это, если не садизм?

«С одной стороны, нигде политические узники не содержатся в таких ужасных условиях – ни в колониях, ни в тюрьмах – как на Окрестина. А с другой стороны, концентрация достоинства, самоуважения, чести на метр квадратный в Окрестина сейчас выше, чем по всей Беларуси. Потому что люди томятся по 16-19 человек в 2-4-местной камере.

Эти люди действительно необыкновенные. За ними нет никаких преступлений, даже правонарушений, но в отношении них совершаются уголовные преступления, и это не преувеличение. Я подсчитал – 15 конкретных статей Конституции Республики Беларусь нарушаются при содержании узников на Окрестина.

Для меня самое оптимистичное, что было за этот месяц – это конечно же люди. Они разные, но все они патриоты страны, они выйдут из Окрестина, или из Барановичей, или из Жодино с высоко поднятой головой.

Это непросто находится там сейчас, в летнее время, когда у тебя нет прогулки, нет возможности получать передачи, когда в отношении тебя постоянный психологический пресс, пытки светом, бессонницей, нечеловеческим отношением со стороны администрации. Все это есть, но все это проходящее.

Меня волнует другое: я проводил много опросов среди людей, которые находились в разных камерах. Примерно 65 процентов людей серьезно думает о том, чтобы эмигрировать из страны. Выедут те, кто создает валовый внутренний продукт, а не те, кто его пожирает. Те, кто его пожирает, они ходят в коридорах, сидят в чиновничьих кабинетах – они никуда не поедут. Они как вампиры, которые высасывают народные деньги. А вот эти 65 процентов будут, наверно, создавать ВВП Польши, Литвы, Германии, Австрии, Чехии… Они собираются, по крайней мере, временно выехать из страны.

Это меня тревожит больше всего.

Последнее, что я сказал, выходя из камеры: то, что нас не убивает – делает нас сильнее. Это сложно и тяжело, но я думаю, что люди из Окрестина выйдут гораздо более сильными, чем они туда заходили».

За 30 суток на Окрестина Анатолий Лебедько на получил ни одной передачи, не имел возможности писать письма, ему не передавали письма от друзей и родных.

Анатолий Лебедько рассказал, что на выходе из Окрестина его тщательно обыскали, очевидно для того, чтобы забрать и уничтожить все контакты других арестованных и их родственников, чтобы невозможно было с ними связаться и передать весточку от близких из ЦИП. Что это, если не новая ступень садизма?

С женой одного из «коллег по задержанию» Анатолий все-таки встретился. Это Анна, супруга Игоря Павленко, артиста хоровой капеллы филармонии. Он отбывает арест 30 суток на Окрестина. Смотрите сюжет на ОГП ТВ:

Падзяліцца

НОВЫЯ ПУБЛІКАЦЫІ