Меню Закрыть

На Окрестина по-прежнему пытают

Анатолий Лебедько содержится в ЦИП на Окрести в пыточных условиях, он простужен, лекарства, которые пыталась передать ему супруга, не приняли, также ему не передают передачи.

31 мая судья Минского городского суда Головкова Вера Михайловна не удовлетворила жалобу на постановление суда Московского района об аресте Анатолия Лебедько на 30 суток.

Политик отбывает наказание на Окрестина в невыносимых условиях. Об этом сообщил журналист Алесь Силич, который провел несколько дней в одной камере с Лебедько:

В 4-местной камере содержится 16 человек. Круглосуточно в камере горит яркий свет. Матрасов политическим не выдают, Лебедько несколько дней спал на полу. Потом простудился, его переместили на верхние нары. На нижних железных кроватях спят по два человека, они очень узкие, люди не могут даже повернуться. Заключенные описывают свое нахождение в камере как «тюремный тетрис» – перемещение в переполненной камере напоминает головоломку.

Также стало известно, что передачи, хоть и принимают у родственников, арестованным не передают. Алесю Силичу даже не отдали передачу при выходе с Окрестина.

Супруга Анатолия Лебедько дважды носила передачи на Окрестина. Их принимали, правда с существенными ограничениями: не брали колбасу и сало. Но, как оказывается, политик не получил ни одной передачи за все время.

1 июня она попыталась передать лекарства, назначенные лечащим врачом, но дежурный их не принял, сказал, что все необходимое в ЦИПе имеется.

Ситуацию комментирует лидер ОГП Николай Козлов:

«Мне кажется, что медицинская помощь в условиях Окрестина – это тема особого расследования. На мой взгляд, никакой медицинской помощи, за исключением каких-то стандартных таблеток, там получить невозможно. То, что не берут лекарства, которые назначил врач, мне кажется, что это еще одна форма пыток – сломать человека, ухудшить его здоровье. По-другому трудно это объяснить.

Что касается содержания, мы узнали, что ничего не изменилось. По-прежнему круглосуточно горит свет, не выводят на прогулки, не выдают постельные принадлежности, матрасы, камеры переполненные…

Я хочу сказать, что те люди, которые работают на Окрестина – они каждый день совершают преступления: превышают свои служебные полномочия, создают пыточные условия для административно задержанных. Если кто-то из них думает, что достаточно выступления по БТ начальника ЦИПа Шапетько, то это не так. За все обязательно придется ответить.

Я хочу рассказать один эпизод. Когда я был в камере-карцере, рассчитанной на одного человека, а в ней было восемь, то после моего заявления в суде об отравлении хлоркой приехала группа БТ. Для того, чтобы они сняли этот карцер пустым, нас перевели в камеру через стенку, она была 8- или 10-местная, очень просторная, и в ней не было ни одного человека. Мы там находились примерно час, наслаждались свежим воздухом, если, конечно, вообще можно наслаждаться в камерах. В это время БТ снимало наш карцер, чтобы рассказать потом, что все это фейки.

Сознательное создание таких условий для людей, которые не совершили преступлений, а подавляющее большинство из тех, кто арестован по политическим статьям, не совершали даже правонарушений – это пытки, продолжающиеся каждый день!»

Падзяліцца

НОВЫЯ ПУБЛІКАЦЫІ