Меню Закрыть

Николай Козлов: Нельзя молча наблюдать, как тебя бьют. Но и гражданской войны не хотелось бы

Разговор с председателем Объединенной гражданской партии Николаем Козловым состоялся на фоне поисков бывшего руководителя ОГП Анатолия Лебедько. Через несколько часов после беседы станет известно о его аресте. От этого наш разговор о милицейском беспределе станет еще актуальней.

— В эти дни много говорят о событиях в Кыргыстане. Можно их спроецировать на Беларусь?

— Конечно, нам хочется всего и побыстрее. Как в этой далекой среднеазиатской республике…

Перемены в Беларуси неизбежны, они будут, но надо учитывать одно существенное обстоятельство. Вертикаль, хотя и находится в меньшинстве (это я могу сказать абсолютно точно), сплотилась и настроена очень агрессивно. Силовые структуры — тоже. Чему свидетельством устроенный ими на улицах беспредел. Знаю и верю разговорам, что им сейчас платят значительно больше обычного. Для того чтобы существенно увеличить реальную зарплату, не обязательно увеличивать оклад. Существует масса других способов — премии, надбавки, переработка.

Убежден в том, что они даже готовы стрелять в людей. Ждут такой возможности. Прилет Лукашенко на вертолете с автоматом был такой возможностью. Со временем мы узнаем всё. В том числе, и на краю какой бездны стояли…

В принципе, многое было понятно с самого начала этой избирательной кампании, когда Лукашенко поехал по воинским частям и спецподразделениям, где не раз выражал готовность применить оружие. Он прекрасно знал, что с его рейтингом и «любовью народа» совсем худо.
Что касается Кыргыстана, то у нас совсем разные ситуации. Там было три революции, и уже поменялся с пяток президентов. Там силовики не завязаны на личность конкретного человека, как у нас, где президент, по их мнению, кормилец и поилец. Налогоплательщиков, то есть тех, кто действительно платит им зарплату, они таковыми не считают.

В Кыргыстане совершенно другая история — противостояние юга и севера, разных кланов. Силовикам там, повторюсь, почти индифферентно, кто руководит страной. У нас же внушают, что их благополучие полностью зависит от одного человека.

Не будет его — всё пропало.

Значительная часть силовиков очень далеко зашли в своем беспределе и зверствах. В нежелании возбуждать уголовные дела, хотя возбуждать их обязаны без всяких оговорок, так сказать, по факту, а не отношении конкретного нарушителя закона.

Не надо создавать никаких комиссий. Просто — возбудите, найдите, накажите.

— На что-то же они тогда рассчитывают?

— Честно говоря, не понимаю.

На что, к примеру, может рассчитывать следователь, который ведет «дело Тихановского», когда все видели грубую провокацию?

А бывший генеральный прокурор Конюк? Он тоже все видел и хорошо знает, кого должна защищать прокуратура…

Насильственное удержание власти — это грубое нарушение закона, за него придется ответить. Силовики прекрасно понимают, что Лукашенко не выиграл эти выборы. Они не могут этого не понимать.

— Те, кто причет лица под балаклавами, тоже это понимают?

— В подавляющем большинстве.

— Но ведь, когда всё закончится, будут разборки?

— Естественно.

Я 17 лет проработал опером в уголовном розыске. Ни разу со стороны бандита, которого я поймал и доказал его вину, ко мне не было претензий. Он отправлялся на зону, а я — ловить преступников. Каждый по справедливости получал свое.

Здесь же ситуация другая. И они это знают.

Когда берут невиновного человека и начинают мордовать в следственном изоляторе или отправляют на Окрестина, где еще и издеваются, это остаётся у него шрамом на всю жизнь. Человек хочет справедливости, чтобы наказали того правоохранителя, который сам стал бандитом.

Балаклава может спасти только от того, чтобы соседи, знакомые, одноклассники не подвергли обструкции прямо сейчас, когда омоновец дубасит девушку, подростка, пенсионера или просто прохожего. Балаклава для того, чтобы не начали тыкать пальцами и не позорили детей и жен сразу же. Надолго под ней спрятаться невозможно. Обо всех всё известно.

— Может, правы те, кто поддерживает создание добровольных народных дружин?

— С одной стороны, это было бы неплохо. Как-то защищаться надо. Когда стоят 5-7 крепких мужиков, омоновцы отступают. Люди имеют право на самозащиту.

Но с другой, масштабы беспредела выросли до такой степени, что можно ожидать, чего угодно. Задержат, к примеру, дружинники «тихаря», а в суде он будет говорить, что был «при исполнении» и покажет свои документы. Дружинников обвинят в нападении на сотрудника милиции.

У меня лично уже был подобный опыт. «Свидетели» утверждали, что «ходил, громко ругался матом перед молодыми мамочками, милиционеры неоднократно подходили и делали мне замечания». Я их игнорировал и продолжал ругаться матом… На самом же деле, я только вышел из своего подъезда, меня взяли под руки, забросили в микроавтобус и отвезли до суда на Окрестина…

К тому же, есть какая-то процедура регистрации ДНД, власть воспользуется любой лазейкой, чтобы отказать, ибо прекрасно понимает, для чего это делается.

Так что здесь надо быть предельно аккуратными.

Нельзя стоять и молча наблюдать, как тебя бьют. В этом есть что-то противоестественное. Но и гражданской войны тоже не хотелось бы.
Недавно министр иностранных дел Макей сказал, что за своих детей готов «грызть зубами». Добавлю, что дети есть не только у него. И зубы тоже…

Падзяліцца

НОВЫЯ ПУБЛІКАЦЫІ