Меню Закрыть

А. Лебедько: «Самые смелые, мужественные, талантливые, профессиональные… – в СИЗО»

Анатолий Лебедько

Анатолий Лебедько после 15 суток проведенных в СИЗО г. Барановичей считает, что репрессии против участников Маршей Свободы не помогут власти увести людей с улиц.

23 октября экс-председателя Объединенной гражданской партии Анатолия Лебедько освободили из СИЗО г. Барановичи, где он отбывал административный арест 15 суток за участие в воскресном марше в Минске 13 сентября.

Политик был задержан 8 октября при выходе из дома неизвестными в блаклавах. Свое задержание он связывает не столько с участием в Маршах Свободы, сколько с работой в Общественной конституционной комиссии по реформированию Конституции 1994 года. После задержания ему намекали, что вслед за административным могут завести и уголовное дело.

Анатолий Лебедько поделился своими впечатлениями об условиях содержания в СИЗО и людях, которые вместе с ним там отбывали наказание по ст. 23.34 КоАП.

– Я находился в камере, рассчитанной на 10 мест, в ней все время находилось 7-9 человек. 95% сидящих со мной в СИЗО были по ст. 23.34 – политическая статья административного кодекса. Вчера завезли 5 автозаков – примерно 90 человек. Сейчас примерно 120-130 человек находится в Барановичах, осужденных по статье 23.34. Для них был отведен отдельный барак, где размещают в основном только политических.

– Какие были условия?

– Бывал я в условиях и похуже. Нас содержали в старом здании когда-то бывшей панской конюшни. Оно длительное время не эксплуатировалось, а когда начались протесты, его приспособили для содержания там политзаключенных. Холодная вода в камере, горячей нет, унитазов нет, только дырка в полу, не холодно – здание с метровыми стенами. Все запущенное, с неприятным запахом… У каждого такого СИЗО есть свой специфический запах. Цементный пол, нары, днем ты не можешь использовать матрас, ложиться на кровать. Лежать и пользоваться матрасом можно только в период с 10 вечера до 6 утра.

Раньше передачи принимали в любой день, но две недели назад условия ужесточили – теперь только по четвергам, не более 5 килограммов. Душ один раз в неделю. Белье очень старое, на одной подушке мы насчитали 15 различных штампов, некоторые матрасы – набиты просто кусками ваты, лежать на них сложно, не то чтобы выспаться.

«В любой другой стране — на вес золота, а у нас — в СИЗО»

– Какое настроение у людей, которые там находились с вами?

– Самая приятная часть моего нахождения и воспоминаний.

Средний возраст от 24 до 35 лет. Люди разных специальностей: айтишники, программисты, менеджеры крупных компаний, конструкторы-проектировщики, рабочие МТЗ, завода Вавилова, фермер – это тот контингент, который там был. И скажу так: где сегодня находятся самые смелые, мужественные, талантливые, профессиональные люди из расчета на метр квадратный – это будет ни конструкторское бюро, ни айти компания, ни министерство какое-нибудь, а белорусские СИЗО! Это не преувеличение. Великолепные просто ребята – подготовленные, образованные, с хорошим практическим опытом – в любой другой стране они были бы на вес золота, а у нас они сидят по разным СИЗО.

Что касается достижения результата, в смысле, когда людей садят в тюрьму, чтобы они потом не выходили на протест, закрылись в курилках или на кухнях. Эта цель провальная полностью. Потому что я не встретил ни одного человека, который бы сказал: нет, после этого я не пойду на марш. Все считают, что это испытание, которое на их долю выпало, но абсолютно не самое страшное, что может быть в нашей жизни. Гораздо страшнее то, что происходит с нами в масштабах всей страны.

Поэтому репрессии не помогают власти решить главную проблему – увести людей с улицы.

Мы очень хорошо подискутировали там. Мне даже удалось провести своего рода фокус-группы по Конституции. Многие блоки мы не только проговорили там, но и проголосовали. Поэтому для меня это была еще часть моей работы.

Падзяліцца

НОВЫЯ ПУБЛІКАЦЫІ