Меню Закрыть

Вступление Беларуси в ВТО или имитация кипучей деятельности

Лев Марголин
На фото: Лев Марголин

Официальный Минск подал заявку на вступление во Всемирную торговую организацию (ранее ГАТТ) еще в 1993 году, но воз и поныне там. Почему?

Вступлению страны в ВТО мешает сама система белорусской экономики, многие отрасли которой построены на госрегулировании и создании льготных условий для госпредприятий. А этого ВТО категорически не приемлет. Можно иметь государственную собственность, но управляться она должна на рыночных условиях.

Готовы ли белорусские власти на такую реформу? Вряд ли.

Тем не менее 21 апреля представитель властей в очередной раз заявил, что уж в этом году точно договоримся.

По словам директора департамента внешнеэкономической деятельности Министерства иностранных дел Беларуси Юрия Горелика, сейчас Беларусь ведет переговоры с пятью странами – США, ЕС, Украиной, Новой Зеландией и Канадой. Завершить переговоры рассчитывают в течение этого года.

Насколько верен этот расчет? Особенно сейчас, когда США и ЕС вводят санкции против режима Лукашенко.

По мнению экономиста Льва Марголина, вопрос можно было решить практически за год-два.

«И тут есть разнонаправленное давление, – пояснил в интервью сайту ucpb.info Лев Марголин. – С одной стороны, партнеры Беларуси по ЕврАзЭС, в частности Россия, Казахстан, Киргизия, являются членами ВТО. Поэтому они заинтересованы в том, чтобы и Беларусь была членом этой организации. Заинтересован в этом и Китай, который тоже член ВТО. И если Беларусь может махнуть рукой на мнение Казахстана или Киргизстана, то на мнение России и Китая махнуть рукой не удастся. Тем более сейчас, когда Россия «давит» на интеграцию и прежде всего экономическую, будет очень несуразно, если одна часть этого объединения будет членом ВТО, а другая не будет.

Другое дело, что Беларусь умудрялась уже лет десять имитировать кипучую деятельность по вхождению в ВТО, но тем не менее не выполнять требования этой организации. Поэтому вступление или невступление Беларуси в ВТО будет зависеть только от желания белорусской стороны. И политическая ситуация, санкции здесь ни при чем. Потому что санкции накладываются выборочные. Что касается Европейского Союза, то не дошло даже до секторальных санкций. Санкции США можно условно назвать секторальными. На нефтехимию они определенные санкции наложили, но, например, «Беларуськалий» в санкционный список не входит. Поэтому, если будет желание белорусской стороны, вступить в ВТО вполне реально».

Но есть ли такое желание и готовность идти на определенные ограничения, которые требует Всемирная торговая организация?

«Для белорусских властей сплошь и рядом является нормой открытое датирование, создание льготных условий для государственных предприятий. А этого ВТО категорически не приемлет. Т.е. можно иметь собственность, которая принадлежит государству, но управляться она все равно должна на рыночных условиях. Сможет ли Беларусь выполнить это главное условие? Очень сомнительно».

На фоне крена белорусских властей в сторону России, политик Павел Латушко заявил о возможном введении общей валюты, еще большей экономической зависимости Беларуси от России и даже угрозе суверенитету страны. Т.е. ситуации противоположной – отдалению от цивилизованного мира…  Насколько вероятна такая перспектива?

«Прежде всего надо отметить, что вступление в ВТО не очень противоречит дальнейшей интеграции с Россией, которая является членом этой организации, – говорит Лев Марголин. – С другой стороны, я считаю, что общая валюта – это будет последнее на что согласится Лукашенко, если никаких других вариантов уже не останется. Потому что валюта, которая будет регулироваться Центробанком России, лишает его если не всех, то 90% рычагов по управлению белорусской экономикой. Поэтому единая валюта и, тем более, политическая интеграция – это последнее на что согласится Лукашенко. Пока все это маловероятно. Как и объединение налоговых систем. Это тоже своеобразный рычаг в управлении экономикой, который Лукашенко потеряет».

.

Падзяліцца

НОВЫЯ ПУБЛІКАЦЫІ