Меню Закрыть

Лукашенко в Сочи предстает хромающим на обе ноги

Фото: Алексей Дружинин/Пресс-служба президента РФ/ТАСС

Что Лукашенко может предложить Путину чтобы получить поддержку? Как встреча в Сочи 22 февраля отразится на беларусах? – В беседе Анатолия Лебедько и аналитика Петра Кузнецова.

Анатолий Лебедько:

– Сегодня в Сочи встречаются Путин и Лукашенко, чего ожидать от этой встречи беларусам?

Петр Кузнецов, аналитик, создатель сайта «Сильные новости»:

– Нам не стоит ожидать ничего, потому что все главные вопросы будут решаться, скорее всего, исключительно кулуарно, и поэтому мы ничего об этом не узнаем.

Сейчас отношения Беларуси и России вошли в стадию закулисных торгов по поводу каких-то конкретных, но не глобальных уступок, которые выгодны России, и которые Россия будет требовать от Лукашенко взамен на лояльность и поддержку.

С другой стороны, отношения Беларуси и России в последние годы существовали в матрице бесконечных торгов. Сейчас они осложнились явным внутренним кризисом и кризисом внешней политической легитимности Беларуси, потому что режим Лукашенко сейчас имеет совсем не те позиции, которые он имел всего год назад. Поэтому здесь есть несколько подводных камней как для Лукашенко, так и для Путина…

…Я думаю, что они будут говорить естественно о деньгах. Хотя Лукашенко и отрицает, что собирается говорить о них. Деньги – это то, что нужно Лукашенко в первую очередь, и их негде взять, кроме как в Москве.

И в той или иной степени они будут говорить о политических реформах, которые хотела бы видеть здесь Москва.

Но вопрос о деньгах будет зажевывать и затягивать Путин, а вопрос о политических реформах будет заминать Лукашенко. Поэтому это будет сложный разговор.

Прямого влияния на положение протестующих, недовольных беларусов, и в целом на беларусов эта встреча иметь не будет в краткосрочной перспективе. Скорее всего мы увидим какие-то последствия в среднесрочной перспективе.

– Какие, по-вашему, есть козыри у Лукашенко? С чем он едет в Сочи и что может предложить Путину?

– У него позиция сейчас сильнее, чем была в августе. Он может говорить, что взял под контроль полностью страну. Мол, внутри Беларуси Путину разговаривать не с кем, так как вся оппозиция очень прозападная.

Это единственное, что сейчас он может продавать, пытаясь выставить всех своих оппонентов исключительно проевропейскими политиками, и упирать на то, что он единственный союзник России внутри Беларуси.

Вопросы обороны и безопасности Минску может быть тяжело использовать в торге. Потому что эти вопросы для Москвы не являются предметом обсуждения. Они зафиксированы во многих межгосударственных договоренностях. Выкладывать их в качестве карты в торге – это определенных риск, потому что есть всегда шанс быть неправильно понятым. Есть шанс, что в Москве это воспримут как шантаж. И тогда это может иметь достаточно тяжелые последствия.

Например, действия в России в Крыму. По одной из версий, достаточно правдоподобной, – отжать Крым – это было сделано для того, чтобы не потерять свое военное присутствие в регионе. Когда дело касается таких вещей, Россия может быть очень решительной и очень жесткой.

Я сомневаюсь, что военным сотрудничеством Россия может торговаться. Эта тема, скорее всего, лежит вне предмета торга.

– Как вы прокомментируете роль и место Медведева в предстоящем переговорном процессе? Нет ли ощущения, что в Москве разделили роли на доброго и злого полицейского, и одну из этих ролей выполняет Медведев?

– Конечно. Так всегда оно и было.

В период президентства Медведева отношения между Минском и Кремлем ухудшились до низшего уровня. – Всех этих «Крестных батек» мы прекрасно помним. И с тех пор невозможно вспомнить, чтобы из уст Медведева звучало что-то хорошее в отношении беларусской власти.

Поэтому роль плохого полицейского у Медведева – безусловно. И за столько лет его устойчивого положения «злого полицейского», Медведев уже превратился в «черного лебедя» для Лукашенко. Мне кажется, что здесь есть еще момент дипломатии – Медведева выводят специально в публичное пространство с заявлениями по Беларуси, чтобы дать понять, что рассматриваются и плохие сценарии.

Поэтому планы провести встречу Медведева и Лукашенко – это однозначный сигнал и самому Лукашенко, и всем наблюдателям, о том, что есть как минимум две повестки, и все достаточно сложно.

– Вернется ли в переговорную повестку вопрос конституционной реформы или Путин, с учетом сегодняшней ситуации, когда Лукашенко как бы контролирует страну, перевернет эту страницу, и это не будет топовым вопросом?

– Я думаю, что актуальность этого вопроса вообще в последнее время сильно снижается. В силу того, что явно Лукашенко играет так, чтобы этот сценарий не сработал. Если он и пойдет на такие процессы, то максимально их выхолостит таким образом, чтобы они не повлияли на его реальную власть. Скорее всего в Москве сейчас прорабатывают какие-то другие варианты по Беларуси и по Лукашенко в частности.

Я убежден, что Путин не рассматривает вариант, что он в какой-то момент уйдет из власти, а Лукашенко останется руководителем Беларуси. И при этом будет существовать союзное государство. Не сомневаюсь в том, что Путин, применительно к Лукашенко, своей главной целью видит то, что Лукашенко должно не стать раньше, чем его.

В Кремле оптимально хотят, чтобы на всем союзном пространстве – Беларусь, Казахстан, Россия, транзиты прошли максимально ровно и мягко, как в Казахстане, с сохранением власти и влияния элит и Москвы. На сегодняшний день Лукашенко ни в какую не хочет в этих рамках действовать. И я думаю, что пока он здоров и на свободе, он и не захочет…

Поэтому напряжение между Кремлем и Лукашенко в вопросе транзита власти и обеспечения преемственности будет со временем нарастать.

Не сомневаюсь в том, что Путин способен покинуть свой пост под определенного вида гарантии, и он готовится к этому. И одновременно, я не сомневаюсь в том, что Лукашенко не способен покинуть свой пост. Поэтому здесь мы со временем увидим еще много интересного и конфликтного.  

«Лукашенко в Сочи предстает хромающим на обе ноги»

Анатолий Лебедько:

– Я думаю, что Лукашенко все же имеет определенные козыри. Он пытается продать, то, что он, якобы, контролирует ситуацию в стране. Но вместе с тем, он очень ослаблен.

Это не Лукашенко полуторагодичной давности. Тогда он действительно имел достаточно устойчивые отношения с евро-атлантическим пространством. Лукашенко в 2019 году получил от Евросоюза по разным каналам 2 млрд евро. Ему удалось наладить отношения с США. Неслучайно госсекретарь Помпео прилетел в Минск и встречался с Лукашенко.

И при это ему удалось получать кредиты от России, за которые, правда, надо каждый год рассчитываться. Он имел устойчивые отношения с КНР. То есть – он был на коне.

Но сегодня он не может шантажировать Москву своими отношениями с Америкой или ЕС, потому что все понимают, что они находятся на уровне плинтуса. Никакой финансовой поддержки больше нет. Наоборот, инвестиции уходят из страны. Квалифицированные специалисты покидают Беларусь. И это очень слаба позиция для Лукашенко.

Еще одна слабость – это его реальный рейтинг. При самом оптимистичном отношении ко всему происходящему – это 15-20%. С таким невозможно идти ни в одну избирательную кампанию.

Путин, при всей своей авторитарности, имеет легитимность в России. За него голосует большинство. Это факт. И это существенное отличие Путина и Лукашенко. И Путин об этом знает.

Далее, смотрим на транзит. Нефтепродукты и другие товары уходят сейчас через российские порты. Здесь никаких преимуществ Лукашенко не получил. Наоборот, он попал еще в большую зависимость от России.

Провозгласили задачу – диверсификация отношений. А на самом деле мы видим, что Лукашенко все больше и больше сам зависит от Москвы, и страну ведет к все большей зависимости от РФ.

Поэтому в Сочи Лукашенко предстает хромающим на обе ноги. Он действительно в слабом положении. Единственное что он может продавать Путину – это свою незаменимость, и то, что он держит ситуацию в стране под силовым контролем. Фактически у нас введено чрезвычайное положение и только благодаря этому Лукашенко находится у власти.

Падзяліцца

НОВЫЯ ПУБЛІКАЦЫІ