Меню Закрыть

Виктор Корнеенко: «Нельзя соглашаться на незначительные уступки»

Виктор Корнеенко

Экспертным сообществом и обслуживающим авторитарного правителя персоналом Тихановская не воспринималась всерьез, но они сильно просчитались.

После прогнозируемого отказа в регистрации претендентов их команды повели себя разумно и выступили единой командой. Успех этой стратегии очевиден.

А то, что сейчас в объединенную команду пришли опытные политики, оцениваю положительно. Я не вхожу в эту команду напрямую, но по мере возможностей готов оказывать ей посильную помощь. И кое-что уже делаю. Например, участвую в работе общественной конституционной комиссии. Полагаю, наши наработки понадобятся, когда в страну вернется законность, будут избраны легитимные органы власти, которые и займутся необходимыми конституционными реформами.

— Не означает ли эта тенденция конец «тройственного союза» Тихановская-Цепкало-Колесникова?

— В моем представлении такого союза в чистом виде уже не существует, но, слава Богу, нет и раздора. Просто ситуация сильно изменилась. Светлана Тихановская объективно вышла на первую роль. Это подтверждает поддержка Светланы гражданами страны, признание авторитетными западными политиками, в том числе лидерами ведущих европейских стран. В команду пришли известные опытные личности — Павел Латушко, Александр Добровольский и другие, что значительно изменило конфигурацию прежней команды.

— Что вы думаете об ультиматуме Тихановской?

— Не принадлежу к тем людям, которые считают, что одним взмахом руки можно разрушить создаваемый десятилетиями режим. Поэтому я и не ожидал, что с ультиматумом все решится. Следует принимать во внимание то обстоятельство, что от Тихановской многие требовали более решительных действий. Возможно, это повлияло на решение об ультиматуме. Как минимум, он заставил многих задуматься о происходящем со всей серьезностью. Пусть предприятия и не остановились, но известна ситуация с Гродно-Азотом, заявления о присоединении к стачке рабочих других предприятий, принципиальная позиция ряда творческих коллективов, учебных заведений, профессиональных сообществ. Режим вынужден реагировать на происходящее поиском штрейкбрехеров, попытками сбить студенческий протест при помощи пропагандистов и чиновников, что, как мне представляется, только подливает масла в огонь.

Так что ультиматум оцениваю скорее положительно, нежели отрицательно.

— А если все грядущие экономические проблемы власть свалит именно на него?

— В этом нет ничего удивительного. Авторитарный правитель всегда искал виноватых во всех своих ошибках и просчетах. И раньше ему не очень удавалось перекладывать проблемы с больной головы на здоровую, а сегодня, с минимальным рейтингом поддержки, шансов навесить людям «лапшу на уши» еще меньше.

— Некоторые считают, что создание Павлом Латушко НАУ ведет к расколу в оппозиционной среде…

—Я так не считаю, полагаю, это согласованное в рамках единой команды решение. Павел Латушко один из немногих в оппозиции, кто имеет немалый опыт руководящей работы на общегосударственном уровне. Как я понимаю, компетенция Координационного совета — переговоры, а НАУ — это что-то вроде временного правительства до избрания нового, легитимного. Это, скорее, формирование кадрового резерва для управления страной в будущем.

— Возможен ли диалог с властью в принципе?

— Диалог возможен и желателен, но только после выполнения режимом ряда предварительных условий. А именно, освобождение всех политзаключенных и немедленное прекращение террора против протестующих граждан, начала расследования по фактам убийств и насилия, признания результатов выборов недействительными. Даже под угрозой затухания протестов нельзя соглашаться на незначительные уступки. Недопустимо начинать переговоры по такой, например, теме, как конституционная реформа. Причин этому много, назову лишь одну, самую показательную.

6 ноября Лукашенко в свойственной ему манере объявил, что отдал распоряжение командующему пограничными войсками не впускать в страну тех «умных» белорусов, которые выехали за пределы Беларуси в это непростое время. Тем самым отменил статью 30 Конституции, где черным по белому написано: «Граждане Республики Беларусь имеют право свободно передвигаться и выбирать место жительства в пределах Республики Беларусь, покидать ее и беспрепятственно возвращаться обратно». При таком отношении к Основному закону — какая разница, что в нем закреплено? С моей точки зрения, предметом переговоров могут быть сроки и порядок проведения новых выборов, структура управления страной в переходный период.

Падзяліцца

НОВЫЯ ПУБЛІКАЦЫІ